Олег Карпов
«ДАНИИЛ КВЯТ.
ПУТЬ В ФОРМУЛУ-1»


ПРОЛОГ

КОНТРАКТ

Валенсия, август 2009 года. Гран-при Европы. Паддок Формулы 1 живет новостями о Михаэле Шумахере. Легендарный немецкий пилот должен был вернуться в пелотон на этой гонке, заменив в кокпите Ferrari Фелипе Массу, попавшего в жуткую аварию на предыдущем этапе в Венгрии. Однако в итоге за руль пришлось сесть тест-пилоту Луке Бадоэру. Шуми выступить в гонке не позволила травма шеи, но он тоже в паддоке. В красной футболке Ferrari, в качестве ее официального представителя.

В чемпионате мира лидирует Дженсон Баттон из Brawn GP. Его главные преследователи — пилоты Red Bull Racing Марк Уэббер и совсем еще молодой Себастьян Феттель. Команда лишь несколько месяцев назад одержала свою первую победу, но уже очевидно, что в ближайшие годы с ней придется считаться — ведь ее машины строит гениальный конструктор Эдриан Ньюи.

Именно в этот уик-энд в паддоке впервые присутствует 15-летний картингист из России Даниил Квят, один из лидеров престижной серии турниров WSK в категории KF3, победитель Winter Cup, обладатель Trofeo Andrea Margutti и один из главных фаворитов предстоящего чемпионата мира. Его встречает Антонио Феррари, коренастый итальянец с играющими глазами, глава команды Eurointernational, доминирующей в чемпионате Европы Формулы BMW. Гонки серии проходят совместно с Формулой 1, а машины Феррари раскрашены в корпоративные цвета Red Bull — сейчас их пилотируют Даниэль Хункаделья и Фелипе Наср. Последний лидирует в чемпионате с огромным отрывом и уже близок к завоеванию титула. Если все пойдет по плану, одна из машин Eurointernational в следующем году должна достаться Квяту. Он здесь для того, чтобы встретиться с доктором Хельмутом Марко — экс-пилотом Ф1 и гоночным консультантом Red Bull, известным своей жесткостью. Будучи руководителем программы компании по поддержке молодых гонщиков, австриец безжалостно исключал из нее пилотов, не оправдавших надежд, — порой извещая о своем решении одним коротким текстовым сообщением. Ему нужны только лучшие. И Квят здесь именно поэтому.

Даниил Квят:

«Все началось со звонка от Антонио Феррари. Он пригласил меня на тесты Формулы BMW. Честно говоря, сначала было не совсем понятно, при чем здесь Red Bull — Антонио что-то упоминал, но никакой конкретики не было. Мы с отцом поехали на тесты просто потому, что было интересно. На самом деле мы думали, что по крайней мере еще на один год задержимся в картинге. Тогда было принято уходить лет в семнадцать. Перед тестами меня многие спрашивали, не рановато ли я собрался в „формулы"... Мы все равно поехали. Это было в Варано, на домашней трассе Eurointernational. Там же встретились с Карлосом Сайнсом и его отцом. Помню, как все вместе, впятером, отправились ужинать: мы, они и Антонио. Под конец он отвел меня в сторонку, сказал: „Ты же понимаешь, насколько важный завтра день? Red Bull все будет знать. — И добавил: — Ты, скорее всего, в следующем году поедешь в „формулах". Я стоял и кивал, но про себя думал: „О чем он вообще таком говорит?" У нас с отцом уже были какие-то планы на следующий сезон в картинге, мы наметили себе определенные цели. Ну, думаю, если он так говорит, значит, что-то знает...

Потом были тесты. Для меня — словно новый мир. Я первый раз прошел примерку сиденья, первый раз сидел в закрытом кокпите, первый раз готовился использовать ручку переключателя коробки передач. Я помню, как на тестах натер на правой ладони огромную мозоль — о причинах потом в картинге еще долго шутили — и в конце дня очень сильно устал. Но был доволен. Времена получились хорошими. В первый раз таких никто не показывал. Карлос был быстрее, но он до этого уже провел много тестов в Формуле BMW.

В общем, мы оба проехали неплохо, и вскоре после этого последовал уже другой звонок. Антонио предупредил, что со мной свяжется доктор Марко. Конечно, я слышал о нем, имел какое-то представление, кто он такой, но далеко не полное. Он сказал: „Привет, друг мой. Как у тебя дела?" „Хорошо, а как у вас?" — говорю. „Отлично. Ты хорошо проехал на тестах, и я бы хотел пригласить тебя в Валенсию. Приезжай, поговорим с тобой о контракте". Вот тогда я начал понимать, что это уже на самом деле серьезно.

Паддок Формулы 1 в первый раз показался просто огромным. Как космическое пространство. Все необычно. Я увидел Шумахера, он прошел совсем рядом. „Ох, ничего себе", — думаю. Потом увидел Дженсона, даже взял у него автограф — одна девушка, которая знала, что я поеду на Формулу 1, попросила привезти. Я подошел, говорю: „Дженсон, дай автограф". Он расписался, улыбнулся. Правда, автограф этот я потом потерял.

Перед тем как пойти к Марко, мы сначала поговорили с Антонио. Он нас 17 встретил, рассказал коротко, чего примерно ждать от разговора. Потом мы отправились в моторхоум Red Bull, сели там втроем за стол: отец, я и Марко. В итоге, конечно, получилось, что говорили мы только вдвоем, потому что папа не очень-то силен в английском. Доктор Марко сказал, что хотел бы видеть меня в программе, и дал контракт, чтобы мы могли ознакомиться. Сказал, что есть время подумать. Я ответил: „Хорошо, мы тогда завтра придем"».

В Валенсию они приехали вдвоем. Именно отцу, Вячеславу Квяту, бизнесмену из Уфы и экс-депутату Курултая Республики Башкортостан, Даниил фактически и обязан своей карьерой. Он поддержал увлечение сына, когда тот только начал заниматься картингом, и решился перевезти семью в Италию, когда Даниилу было всего 12 лет и он начал добиваться первых успехов, — чтобы у сына была возможность участвовать в самых престижных картинговых турнирах и бороться с сильнейшими соперниками. До поездки в Валенсию отец фактически исполнял роль менеджера гонщика Даниила Квята, а теперь готовился поставить подпись под контрактом с самой мощной из когда-либо существовавших программ поддержки молодых талантливых пилотов.

Вячеслав Квят:

«Контракт должен был подписывать я, потому что Даниил тогда был еще 15-летним пацаном. К тому моменту он уже всегда вел переговоры сам, но тут Марко заранее предупредил: „Приезжай с отцом". Потому что ничего подписывать самостоятельно Даниил еще не имел права. Я, конечно, открыл для себя новый мир. Я занимался бизнесом, деньгами, а тут — даже в картинге — окунулся в какую-то совершенно другую атмосферу. Где дети увлечены любимым делом. Могут не спать почти до утра: когда надо — лечь в четыре, а в семь встать и ехать на гонку, без жалоб, без слез.

Ну а Формула 1 — это просто другая планета. Мы пришли в паддок. Когда сидели в моторхоуме, к нам подошел Феттель, сказал два-три слова. Потом Ньюи. Марко ему нас представил, но я даже не знал, кто это такой. Я ведь и гонки ни одной не видел до этого — если только мельком по телевизору.

Самое большое впечатление произвели четкость и порядок. Я потом оставался вечером, смотрел — мне было интересно, как они будут собираться. Никаких криков. Каждый занимается своей работой, упаковывает вещи. Методично, спокойно — и к утру уже все чисто. Как будто и не было никого.

Марко мне понравился сразу. У него тоже все четко, конкретно, без лишних слов и эмоций. Разговаривал с ним Даниил, но я, конечно, понимал, что к чему. В конце он дал бумагу. Я взял, свернул ее вдвое, сложил в сумку. Думаю, как у нас обычно... черновик, наверное, можно посмотреть, поправить. „Как будете готовы — звоните", — говорит. Мы ему: „Завтра будем".

Вечером сели в гостинице, как смогли прочитали. Никому не звонили. Ни юристам, ни адвокатам. Основные моменты там были четко расписаны. В принципе, главное было понятно, и окончательное решение мы приняли сами, тем же вечером.

На следующий день пришли снова — я с этим документом, свернутым, немного даже помятым. Марко уже на месте. Он вообще ни разу не опаздывал: когда договаривались с ним потом, он всегда появлялся во- время. Говорим: „Мы готовы подписать". Он: „Ну, тогда подписывай", — и кивает на эту мою бумагу. Я говорю: „Прямо эту, что ли?" — „Конечно, а какую еще?" Так я подписал самый быстрый контракт в своей жизни»
Понравился отрывок из книги?
Ее уже можно заказать на сайте в разделе «Книга».
Не пропустите новые публикации!
Подпишитесь на дайджест новостей сайта, чтобы не пропустить самое интересное
Нажимая на кнопку «Подписаться», вы даете согласие на обработку персональных данных и акцептуете Пользовательское Соглашение
Орфография и пунктуация автора из оригинала книги сохранены.