Олег Карпов
«ДАНИИЛ КВЯТ.
ПУТЬ В ФОРМУЛУ-1»


ОТРЫВОК ИЗ ГЛАВЫ 3
«МУНДИАЛЬ»

Бронза чемпионата Европы была лишь началом большого пути. В последующие несколько месяцев пилот Morsicani Racing Даниил Квят выигрывал почти каждый турнир, на который бы ни заявлялся.

Команда смогла собрать отличный карт благодаря способности гонщика работать на тестах. «Мы поняли это еще в Варенне, — рассказывает Пьеро Сапонаро. — Перед стартом гонки мы внесли кое-какие изменения, и одного установочного круга ему хватило, чтобы дать нам понять, что мы добились, чего хотели. Он проехал мимо и поднял вверх большой палец, показав, что поведение карта действительно стало лучше. В последующие месяцы Даниил еще не раз проявлял эту способность. Он всегда ценил нашу работу и те изменения, которые мы вносили в технику».

В октябре 2008 года Квят выиграл европейский финал Bridgestone Cup, одолев в финальном заезде де Вриса. Призом стало приглашение на тесты Формулы 1 в Барселону следующей зимой — в качестве гостя. Еще через две недели была победа на Silver Cup на «Ла Конке», а в самом конце ноября случилась небольшая «осечка» на турнире в Макао: в финале Asia Pacific Championship Квяту пришлось начать главную гонку последним, но он в итоге все равно добрался до финиша вторым, уступив лишь стартовавшему с поула Карлосу Сайнсу.

Становясь старше, Даниил постепенно все чаще оставался один. Родители старались чередовать пребывание в Риме, но порой приехать в Италию не получалось ни у кого, и Даниил после некоторых гонок уезжал с Морсикани в Латину.

Анджело Морсикани:
«Про Даниила я вообще не могу сказать ни одного плохого слова. Думаю, что и никто не может, но для меня он в каком-то смысле член семьи. Он жил в моем доме, проводил время с моими детьми, близкими. Мне было сложно относиться к нему как к спортсмену, потому что он был для меня как сын. Я узнал его в очень нежном возрасте, в 13–15 лет, когда дети еще и врать толком не умеют, когда общаются не ради чего-то, а просто потому, что им это общение интересно.

Он был обычным подростком. Иногда дурачился, но в то же время был очень самостоятелен. Когда они пришли ко мне в первый раз со Славой, я немного удивился, что Даниил разговаривает со мной один, не переводя ничего отцу. Он принимал решения сам, без подсказок, как и в повседневной жизни. Это был ребенок, который мог посреди разговора встать и сказать что-нибудь вроде: „Ладно, я пойду, мне надо еще заплатить за квартиру".

Другие в его возрасте не могли без родителей просуществовать и дня, а он порой не видел своих неделями.Отец был часто занят делами в России, и тогда Даниил оставался у меня. Самое главное — с тех пор он вообще не изменился. Мы как-то встретились, когда он был уже в Формуле 1. Стояли болтали, а потом он сказал: „Ну все, надо работать".

Единственное, в чем могу его упрекнуть — в том, что он не держит обещаний. Когда он еще гонялся за меня, то часто говорил: „Вот попаду в Формулу 1 — куплю тебе Bentley". Я ему потом напомнил, но он ответил: „Анджело, я же маленький еще был, не понимал ничего". Но мне, в принципе, и без Bentley неплохо — я просто рад, что у него получилось».

Своя история про Квята и «несдержанные обещания» есть и у Сапонаро. «Даниил всегда был с нами, — рассказывает Пьеро, — поэтому наши отношения, конечно, выходили за рамки „спортсмен — механик". Моя подруга часто готовила ему кофе в нашем кемпере. Он отказывался ходить в бар, хотел пить только кофе, приготовленный у нас на плите, и часто говорил: „Пьеро, у тебя слишком старый кемпер. Как попаду в Формулу 1 — куплю тебе новый". Пока не купил...

У нас была эйфория от совместной работы. Многие в картинге занимаются с детьми не ради денег, а потому, что просто не могут без этого жить. Это страсть, от каждой гонки мы получаем удовольствие, а с Даниилом мы к тому же понимали, что можем очень многого добиться. У нас был период, когда он финишировал только первым или вторым на протяжении нескольких месяцев, мы собирали кубки один за другим. Я помню, был очень престижный турнир в Парме, Trofeo delle Industrie, последний розыгрыш на старой трассе. Даниил выиграл обе гонки — и в субботу, и в воскресенье. Мы получили отличные призы: и новые колеса, и пармезан!»

Друг семьи Светлана Игнатюк помогала Квятам осваиваться в Италии и порой тоже присматривала за Даниилом, когда он оставался в Риме один. Преподаватель по профессии, она занималась с ним итальянским и другими предметами из школьной программы, но язык Квят-младший намного лучше усваивал при общении с механиками.

Она вспоминает: «Этих мужиков он просто обожал. Это была его компания, которая для него очень и очень многое значила. Он проводил с ними дни напролет, ночевал в Латине, потому что из Рима туда все равно не наездишься. Бывало и такое, что у родителей не было возможности приехать, заканчивались визы или возникали другие сложности — дела, работа, — но совсем один он, конечно, не оставался. Был либо с механиками, либо со мной.

Итальянский на первых порах давался тяжеловато, я ему какое- то время помогала с уроками, мы делали их вместе, потому что читал он еще с трудом, но при этом запоминал все сразу. Школа у него была престижная, в центре Рима. Там его учили красивому итальянскому языку — языку Данте, Петрарки, Боккаччо. Все шло прекрасно, он схватывал буквально на лету, но только до тех пор, пока снова не уезжал в эту самую Латину. Оттуда возвращался другой человек: с местечковым деревенским говором и тьмой-тьмущей непечатных слов. Но при этом, конечно, очень счастливый и довольный».

Победное шествие по трассам Италии продолжилось зимой и ранней весной 2009 года. Задачи на сезон были предельно ясны. Квят и Morsicani собирались выиграть семиэтапное первенство WSK, календарь которого состоял из четырех гонок в Италии и еще трех в Бельгии, Франции и Испании, а также завоевать титул чемпиона мира — большой финал в Сарно был намечен на первый уик-энд сентября.

Первый этап WSK в начале февраля на «Ла Конке» закончился победой де Вриса. Они с Квятом боролись на протяжении всей дистанции главной гонки вплоть до финишного створа, но на последнем круге Ник смог-таки вырваться вперед. Тем не менее Даниил с лихвой отыгрался в следующих трех гонках. В конце февраля была одержана победа в Winter Cup в Лонато. Затем, на втором этапе WSK в Сарно в самом начале марта, де Врис не смог добраться до финиша, а Квят, выиграв гонку, возглавил протокол личного зачета серии, причем с весьма неплохим отрывом. Две недели спустя в Кастеллетто была выиграна и еще одна дуэль: Квят опередил де Вриса в финале престижнейшего Trofeo Andrea Margutti, но именно гонка в Сарно наглядно продемонстрировала, насколько действительно сильна была связка Квята и Морсикани.

В квалификации второго этапа WSK у Даниила и его команды все пошло наперекосяк. Из-за сгоревшего сцепления Квята дисквалифицировали, и в протоколе, включавшем почти восемь десятков фамилий, он оказался самым последним. Это означало, что пробиться в список 34-х финалистов Даниил мог, только совершив несколько прорывов в отборочных заездах. В каждом из таких «хитов» Даниилу пришлось стартовать последним, но это не помешало ему в итоге победить.

Даниил Квят:
«В квалификации мы были просто не в своей тарелке. Сначала пошел дождь, и мы никак не могли найти настройки. Потом сгорело сцепление, а в картинге тебя за это обычно сразу дисквалифицируют. Поэтому я остался 78-м, и в каждой отборочной гонке стартовал последним. Тем не менее мы все равно были уверены в себе. Просто потому, что были на голову сильнее всех по чистой скорости. Я заканчивал „хиты" третьим, пятым, седьмым, каждый раз прорываясь с последнего ряда. Пару раз не повезло. В одном из отборочных прорваться не удалось, еще в одном я попал в небольшую аварию на заключительном круге, но мы все равно пробились в предфинал с 25-го места — при том, что в квалификации были 78-ми!

В предфинале очень важно было отыграть как можно больше мест, потому что в борьбе остались только сильнейшие, и давать фору лидерам не хотелось. Это была одна из тех гонок, 61 в которых ты борешься практически в каждом повороте. Уже после первого круга я стал 12-м, а затем начал обгонять остальных. Каждый раз — с сопротивлением, с контактами. После той гонки нам пришлось выбросить все: и боковые обтекатели, и задний, и передний, потому что буквально с каждым соперником дело доходило до контакта. Но в итоге мы сделали главное — я добрался до третьего места, обеспечив себе хорошую стартовую позицию в финале.

К тому моменту по чистой скорости к нам уже многие подтянулись — в конце концов, за плечами у всех была квалификация, несколько отборочных заездов. Три-четыре гонщика уже могли с нами бороться. Победу мы разыграли вчетвером: я, Рафаэле Марчелло, Карлос и еще один испанец, Херард Баррабейг. Я сразу захватил лидерство, но они начали наседать, и в какой-то момент я вновь оказался третьим. Карлос держался четвертым. Потом я увидел, что эти двое начали бороться между собой впереди, и обогнал сначала одного, а потом и второго. Они продолжили рубиться, к ним присоединился еще и Карлос, и я в какой-то момент благодаря этому оторвался метров на 50, что в итоге и позволило выиграть. В финале скорость у Карлоса была даже выше, и когда он разобрался с остальными, то стал достаточно быстро накатывать — к счастью для нас, совсем скоро был клетчатый флаг. В итоге, замкнув протокол в квалификации, мы все равно выиграли гонку. Мы просто не могли в это поверить».

Подобная форма Квята в Сарно должна была стать особенно пугающей для соперников, поскольку именно на этой трассе спустя полгода должен был состояться чемпионат мира.

Выступления Квята не остались незамеченными в России. Совсем скоро у Даниила появился первый настоящий спонсор — в апреле на карте российского пилота Morsicani уже красовались наклейки Lukoil, и примерно в то же время к нему начали присматриваться в Red Bull. Евгений Малиновский, глава гоночной программы «Лукойла», уже несколько лет работал с Хельмутом Марко. Компания обеспечивала поддержку члену программы Red Bull Junior Михаилу Алешину, и они часто пересекались на гонках. Спустя некоторое время Алешин пополнил ряды пилотов, не оправдавших надежд сурового Марко, но Малиновскому уже было кого предложить взамен.

«У нас тогда была собственная программа поддержки молодых российских пилотов, — вспоминает он, — и я постоянно получал про Квята информацию. У нас была и детская команда, так что мы были в курсе картинговых дел, и в итоге мы ему немножко помогли в начале карьеры финансово, а затем и направили верной дорогой — в Red Bull».

Малиновский называл фамилию Квята в разговорах с Марко и был не единственным, кто это делал. О побеждающем во всех подряд турнирах русском ему говорили многие, и в их числе — глава Eurointernational Антонио Феррари, чей старший брат Алессандро и выписал Квяту итальянскую лицензию сразу после переезда.

Eurointernational начала сотрудничать с Red Bull еще в североамериканских первенствах в Формуле BMW, а затем продолжила успешно выступать в Европе. Феррари время от времени присматривался к талантливым картингистам, поскольку его команда выступала в одной из самых подходящих категорий для юных пилотов, которые решили перейти из картинга в гоночные машины. Алессандро, судивший самые престижные соревнования, помогал брату обращать внимание на лучших.

«Обычно в течение сезона я всегда рассказываю Антонио, какие пилоты могут потенциально быть готовы к переходу в „формулы", — делится Алессандро. — Само собой, я рекомендую ему только лучших, и в 2009 году посоветовал обратить внимание на Даниила Квята.
Вместе с тем Антонио рекомендовали понаблюдать и за Карлосом Сайнсом. Они были хорошо знакомы с Даниэлем Хункадельей, который выступал за команду Антонио в Еврокубке Формулы BMW, и в итоге договорились о тестах.

Совсем скоро Антонио рассказал о Квяте доктору Марко. Тот, как оказалось, уже слышал о Данииле — от руководителя WSK Луки де Донно. В итоге Марко решил, что Квяту нужно устроить в Формуле BMW тесты вместе с Eurointernational. Именно так все, по сути, и началось».

Тот период многие называют золотым для европейского картинга. На карандаш к функционерам команд Ф1 в 2009 году попали сразу четыре пилота из категории KF3 — все те, кто вели между собой сражения за победы и места на подиумах.

Вот как вспоминает то время итальянский журналист Микеле Бенсо: «Их было четверо: Даниил Квят, Рафаэле Марчелло, Ник де Врис и Карлос Сайнс. Они каждый раз боролись фактически только между собой. Я помню, как глава команды Intrepid Мирко Сгуарциони представил меня Луке Балдиссери из Ferrari словами: „Это Микеле Бенсо, он поможет тебе выбрать пилота для Академии Ferrari". Они присматривались сначала к де Врису, но тот в итоге достался McLaren. Карлоса и Даню уже забронировали в Red Bull, и в итоге Ferrari подписала Марчелло».
Преимущество Квята над соперниками в картинге между тем постепенно начало таять. Другие команды прибавляли, да и в Morsicani Даниил перестал быть единственным пилотом. Победная серия не прошла даром — к Морсикани начали обращаться другие гонщики, и совсем скоро в палатке Morsicani Racing Квят оказался уже не один. На него продолжали делать ставку как на лидера, а задачу выиграть сентябрьский чемпионат мира никто не отменял. К тому же Даниил оставался главным фаворитом WSK. На третьем этапе в Кастеллетто победу одержал де Врис, но Даниил финишировал четвертым и сохранил неплохой отрыв перед двухмесячной паузой в чемпионате.

«Где-то в середине года все начало меняться, — вспоминает сам Квят. — Мы чуть-чуть подрастеряли наше преимущество. Соперники начали находить решения, подбирались к нам все ближе, и обстановка стала несколько нервозной. В такие моменты у всех, наверное, начинают появляться посторонние мысли — о том, где было бы лучше, теплее. Я начал смотреть по сторонам, обдумывать какие-то другие варианты. У Анджело тоже появились соблазны. Пилотов в команде становилось все больше, бизнес пошел в гору, и сохранять тот же настрой в таких условиях было непросто. Энергия, которую мы копили на протяжении нескольких победных месяцев, начинала постепенно уходить, но до сентября ее все равно должно было хватить. Мы неплохо проехали чемпионат Европы в июле: я еще раз финишировал третьим, но на сей раз это уже не был успех. Это был минимум, на который мы могли рассчитывать. К тому же впереди приехали 65 и Ник, и Карлос. У меня же началась история с Формулой BMW. Для меня это был новый мир, новые интересы. Так что у нас обоих, у меня и у Анджело, постепенно стали меняться приоритеты».
Понравился отрывок из книги?
Ее уже можно заказать на сайте в разделе «Книга».
Не пропустите новые публикации!
Подпишитесь на дайджест новостей сайта, чтобы не пропустить самое интересное
Нажимая на кнопку «Подписаться», вы даете согласие на обработку персональных данных и акцептуете Пользовательское Соглашение
Орфография и пунктуация автора из оригинала книги сохранены.